История древней Руси

Гончарные клейма

Деревенское гончарное дело

Чрезвычайно интересным материалом для решения вопроса о гончарах являются гончарные клейма на днищах сосудов. На маленьких кружках, подкладываемых под сосуд при формовке его на круге, гончары вырезали различные значки, которые выпукло отпечатывались на днище сосуда. По поводу значения этих знаков высказывались разные предположения. Одни приписывали им только декоративное значение, другие видели в них религиозные символы, в действительности же они являются клеймами мастеров.

Гончарные клейма делались в виде круга, круга со вписанным крестом, ключа, звезды, квадрата, треугольника и т. д.

Составление полного каталога русских гончарных клейм X—XIII вв. и анализ его приводят к следующим выводам: во-первых, на ограниченной территории, в одновременных примерно курганах, имеется несколько различных рисунков клейм. Это говорит о том, что данную территорию одновременно обслуживало несколько различных гончаров. Во-вторых, тождественных клейм не были лишь клейма похожие друг на друга очертаниями рисунка.

Отсутствие тождественных клейм говорит о количественной незначительности продукции одного гончара; этим объясняется и множественность клейм. Гончары были почти в каждом поселке, но продукция их была невелика; этим они отличались от обслуживавших более широкий район серебренников, изделия которых сохранились в нескольких экземплярах, сделанных кодним мастером.

Если мы сопоставим полученный выше, на основании археологических данных, вывод с данными этнографии, то увидим полное их совпадение. Там, где до недавнего времени сохранялся ручной гончарный круг и уровень гончарной техники, господствовавший еще в X—XIII вв., когда гончарный промысел еще не оторвал гончара от земледелия, — продукция гончаров также невелика, а самих гончаров много. В таких условиях гончарное дело является подсобным сезонным занятием крестьянина-земледельца и его семьи. Анализ гончарных клейм X—XIII вв. приводит нас к таким же выводам.

Разбирая клейма сосудов из какой-либо определенной курганной группы, часто удавалось установить, что общая схема рисунка разных клейм одинакова, но что эта схема постепенно усложнялась дополнением деталей. Так, например, на одном горшке, найденном при раскопках курганного могильника, встречено клеймо в форме круга. В одном из соседних курганов этого же кладбища (по всей вероятности, каждый курганный могильник — кладбище одной деревни) встречено клеймо в форме круга с крестом внутри. В третьем кургане клеймо — круг с крестом внутри и еще с одной линией, в четвертом — к трем линиям внутри круга добавляется еще одна. Таким образом, намечается линия непрерывного усложнения. Самое интересное и важное в этом усложнении рисунка клейм то, что горшки с наиболее простыми клеймами являются в то же время и наиболее древними, а каждое усложнение соответствует последовательно более поздним погребениям.

Если мы обратимся к этнографическим данным о знаках собственности то найдем там расшифровку этого постепенного усложнения более поздних клейм. Знаки собственности, ставившиеся крестьянином в XIX в. на своих полях («полевые меты»), на скоте («тавро», «пятно»), на инвентаре («пятно», «знамя»), усложнялись при переходе по наследству. При разделе имущества сын принимал «знамя» отца, но добавлял к нему «отпятныш», какую-нибудь дополнительную черту — «рубеж» (известен даже специальный термин для таких разделов — «отпятнаться», «отклеймиться»). Знаки собственности известны со времен Русской Правды и даже под тем же наименованием «знамя» (знаменный дуб, знаменная борть и т. д.). Княжеские знаки собственности XI—XII вв. также усложнялись при переходе по наследству.

Все это позволяет предполагать, что постепенное усложнение гончарных клейм в пределах одной курганной группы может свидетельствовать о переходе по наследству самого гончарного дела. Сын продолжал дело отца, но к его клейму добавлял «отпятныш».

Для изучаемой эпохи письменные источники сообщают слишком отрывочные сведения о ремесле, и поэтому проверить данные, извлеченные из анализа археологических материалов, не представляется возможным, для более же позднего времени подобная наследственная передача ремесла и его навыков является характерной.