История древней Руси

Тиснение

Городские ювелиры

В связи с техникой выпуклой чеканки стоит вопрос и о технике тиснения металла на специальных матрицах. Эта техника имеет очень старую традицию, восходящую еще к скифской эпохе. На Руси она не применялась до XI в., но в византийских городах, например, в Херсонесе, часто вместо выпуклой чеканки применялось тиснение. Для этого отливали массивную медную пластинку — матрицу с желаемым рельефом, а затем накладывали на нее серебряную пластинку и вдавливали серебро во все углубления пластинки. Иногда поверх серебра клали свинцовую пластинку и били молотком по свинцу, благодаря чему серебро мягко облегало рельеф матрицы. На херсонесских крестах X в., покрытых тонкой чеканной обкладкой, часть орнамента, наиболее простая, выполнялась простой чеканкой, а клейма с фигурами тиснились на матрицах. Подобные матрицы известны среди херсонесских находок.

Здесь всё про санаторий светлана отзывы, и многое другое.

Русские мастера начали применять эту технику не ранее середины XI в., а в XII в. она была уже широко распространена. Особенно полно отражена техника тиснения на матрицах в изготовлении распространенных в городах украшений — колтов. Колты —височные кольца большой величины, полые внутри — делались из серебра и золота. Золотые колты всегда украшались эмалью; о них мы будем говорить подробнее в дальнейшем.

Серебряные колты в основном распадаются на два типа: одни из них сделаны в виде пяти- или шестиконечной звездчатой подвески, концы которой составлены из серебряных конусов и обычно украшены зернью. Колты этого типа одинаково часты и в Поднепровье, и в Суздальской земле. Нам интересен второй тип серебряных колтов, имеющих форму калачика, тулово которого украшено выпуклым рисунком на черневом фоне, а по ребру припаяны полые шарики, зернь или оставлены гнезда для жемчуга. Данный тип распространен в Поднепровье, преимущественно в левобережных землях Черниговского и Северского княжеств. Делались эти колты так: сначала на чечевицеобразной матрице оттискивали рисунок (вдавливая серебро деревянным стержнем или ударяя молотком по свинцовой прокладке), затем обрезали лист серебра так, чтобы остались небольшие закраины, которые тут же на матрице и загибали. Таким образом получали один из щитков колта. Оставив этот щиток на матрице, его разделывали резцом, очерчивая более резко контуры рисунка и заполняя гравированными деталями те места, которые не получили рельефного рисунка. После этой операции мастер делал второй такой же щиток на этой же матрице и затем спаивал оба щитка вместе, оставляя иногда отверстие сверху (предполагают, что через верхнее отверстие внутрь колта укладывалась пропитанная ароматами вата). Иногда по какой-то причине мастер довольствовался получением только общего контура на матрице и не обрабатывал колта резцом. Спаяв щитки, приступали к дальнейшей отделке: напаивали шары — жемчужины, приделывали ушки и, наконец, заполняли чернью углубленный фон щитков.

На обороте одной из матриц для тиснения был обнаружен интересный знак, нанесенный, несомненно, самим мастером, тем же инструментом, которым мастер работал на серебре. Знаком ювелир метил свои инструменты, но знак этот безусловно принадлежит к числу княжеских знаков Рюриковичей.

Здесь всё про санаторий светлана отзывы, и многое другое.

При расшифровке знака на помощь приходят сфрагистические материалы. Известна княжеская печать XI в. с именем Андрея на одной стороне и интересующим нас знаком на другой. Авторитетнейшие знатоки печатей относят ее к сыну Ярослава Мудрого, Всеволоду Ярославичу (ум. в 1093 г.), княжившему и в Киеве и в Чернигове. С этими же городами был связан и сын Всеволода — Владимир Мономах. Благодаря расшифровке знака на обороте одной из матриц мы получаем, во-первых, — точную дату, во-вторых, — подтверждение связи этих матриц с Черниговом, близ которого найдена продукция этого злато-кузнеца, и, наконец, получаем интересный материал для суждения и положении самого ремесленника: можно думать, что ремесленник, пометивший свой инструментарий знаком князя Всеволода Ярославича, был ближайшим образом связан с княжеским двором, являлся придворным златокузнецом, обслуживавшим князя и его семью.

Как увидим ниже, златокузнец князя Всеволода Ярославича не одинок: имеется целый ряд материалов о ремесленниках, настолько тесно связанных с княжескими дворами, что даже свои орудия производства, а иногда и продукцию, они метили знаками князей Рюриковичей.

Матрицы для тиснения серебра известны также и из других мест (Княжая Гора, Райковецкое городище, Сахиовка и др.). Кроме колтов, тиснением выполнялись подвески в виде кринов, поясные бляхч, нашивные пластинки для ткани и распространеннейшие в древней Руси очелья, в виде плоских цепочек, составленных из серебряных полых полуцилиндриков. В более позднее время этой же техникой готовили «басменные» узоры.