История древней Руси

Кузнечное дело в деревне

Изготовление металлических изделий в деревне

Техника ручной ковки очень мало изменилась со времени домонгольской Руси до XIX в., поэтому сведения о деревенских кузнецах недавнего прошлого можно почти полностью переносить на кузнецов XI—XIII вв., а может быть даже и более раннего времени.

Подлинных древних кузниц известно еще меньше, чем домниц. В тех случаях, когда их обнаруживали, они оказывались или у самого вала, на краю городища, или даже выносились за пределы вала (в последнем случае — ближе к воротам городка). Известно также несколько погребений кузнецов (Шестовицкий могильник близ Чернигова, Подболотьевский могильник близ Мурома) с их инструментами (клещи, молот, наковальня, литейные принадлежности). Эти погребения общинных кузнецов X—XI вв. помогают определить как оборудование кузниц, так отчасти и технику.

Для разогревания железа кузнецу необходим горн с хорошо наложенным дутьем — мехами. Конструкция кузнечного горна значительно проще, чем домницы; он представляет собою, по существу, простую жаровню.

Для извлечения раскаленного металла из горна и для держания его на наковальне служили клещи (иногда называются «изымало» — от глагола «изымать», вытаскивать). Клещи делались из двух половинок, скрепленных осью; их форма различна: одни из них приспособлены для вытаскивания и держания небольших предметов, другие имеют специальные крючки на концах для держания широких и массивных вещей и больший размах захватывающей части клещей. Такие крючки могли не только прижимать металл, но и вонзаться в него. Раскаленное добела железо клалось на наковальню и подвергалось ковке. От глагола «ковать» произведено много слов, обозначающих и мастера, и его инструменты, и продукцию: коваль, ковач, наковальня, ковадло (иногда молот, иногда наковальня), подкова, оковы или ковы, ковчег (железный ящик) и др.

Термин «кузнец», производный от слова «кузнь» (металлическое изделие вообще, а потом только драгоценное), к процессу ковки отношения не имеет. Глагол «кузнечить» позднейшего происхождения. Говоря о кузнецах в нашем смысле слова, древние документы часто добавляют «кузнец железу»; кроме того, встречаются термины «вътрь» и «кърчи» в значении «кузнец». Например, «кърчи ко вый кладовом» — кузнец кует молотом. Слово «кърчи» стоит в несомненной связи со словом «крица».

Древние наковальни существенно отличаются от современных: они не имели ни конического выступа сбоку, облегчающего сгибание полос и выкружку изделий, ни гнезд для вставки фигурных подкладок. Наковальни XI—XIII вв. представляют собой массивную железную четырехгранную усеченную пирамиду, вбивавшуюся узкой частью в пень. Площадь рабочей поверхности наковален невелика (50—150 кв. см), но вполне достаточна.

Ковка производилась молотом («млат», «омлат», «ковадло», отсюда «кувалда», «кый» и «киянка» — деревянный молоток у современных столяров). В зависимости от назначения, молоты были различного веса и формы — от тяжелых и массивных молотов у подручного кузнеца-молотобойца до небольших молотков, которыми кузнец орудует сам, или непосредственно ударяя по железу, или подставляя свой молоток (подбойник, кладиво) на место, требующее удара, а по молотку бьет своим тяжелым молотом подручный.

По найденному при раскопках курганов материалу можно проследить, что кузнецам удавалось выковывать железные лопатки с длинными железными же рукоятками до 1 м длиной; расплющивать ковкой железо (при изготовлении сковород) они могли до 30 см в поперечнике. Это, разумеется, не было пределом технических возможностей. Кузнецы при тогдашнем уровне техники могли достичь и большего.