История древней Руси

Специализация

Кожевенное дело в городах

Потребность в кожаных изделиях у населения городов была велика. Обувь, шапки, оружейные ремни, пояса, сбруя, седла, колчаны, щиты, переметные сумы, рукавицы, плети, переплеты книг и самый материал для письма — пергамен,— все это требовало разнообразной выделки кож и различных способов их подшивки.

Сырьем для кожевников служили воловьи, козлиные и конские шкуры.

Древние названия: усмие (усма, усние), хъз, кола, чревие, языю (последнее малоупотребительно). Слово «хъз» обычно означает козлиную кожу, идущую на выработку сафьяна, но иногда употребляется и для обозначения конских шкур. Слова «усмие» и «кожа» в дальнейшем становятся синонимами, но первоначально они различались по смыслу. Так, например, их ясно различает переводной монастырский устав: «Аще на потребу втзьметь кожю или усние и не съблюдая режет и не прилагаеть меры сапожные... сухо да ясть». В этом суровом наказе монастырскому ремесленнику кожа и усмие противополагаются. В большинстве ранних упоминаний словом «кожа» обозначалась необработанная или даже несодранная шкура. Усмие — это уже готовое сырье для сапожника; отсюда и различие в терминах: «кожемяка» и «усмошвец». Первый из них связан с первичной обработкой кожи, когда ее нужно мять, мягчить; здесь для обозначения ее употреблено слово «кожа». Во втором случае речь идет о пошивке (швец) из кожи и поэтому кожевенный материал обозначен словом «усмие», «усмь». Под «чревием» надо понимать мягкие части кожи на брюхе (чреве) животного. Обувь шилась преимущественно из них; отсюда и древнее название обуви «чревие» и современные украинские «черевики».

Кожевенная мастерская XII в. была открыта раскопками в Новгороде на Славенском холме. Мастер был одновременно и кожевником и сапожником; здесь были найдены и заготовки кожи, и готовая обувь, и чан для вымачивания шкур. Чан был сделан в виде ящика из колотых плах, вставленных в пазы врытых в землю столбов. На дне чана найдено много шерсти и извести. Такие чаны, называемые теперь зольниками, служили для очистки шкуры от волос.

Следующей стадией было дубление кожи, для которого употреблялись специальные экстракты, например, «квас усниян». Этим квасом иногда обливались и парящиеся в бане. Существовал специальный термин «квасить усние». Квашение кож сопровождалось механическим размягчением их — кожи мяли руками. Именно с этим процессом и связана известная легенда о русском богатыре кожевнике Яне, победившем печенежина в единоборстве. Когда печенежское войско подошло к русскому городу Переяславлю, печенежский князь предложил устроить поединок. Печенеги выставили своего богатыря, который «был превелик зело и страшен». В русском войске нашелся старик, рассказавший о необычайной силе своего сына, который, рассердившись на отца во время выделки кож («мьнущу усние»), разорвал сыромятную кожу руками. После проверки его силы он был допущен к поединку и легко одолел печенега. Летописи называют его то Яном Кожемякою, то Яном Усмошвецом. В этой легкой замене двух терминов можно усмотреть еще одно доказательство того, что выделка кож и шитье из них легко связывались с одним и тем же мастером.

Выделанную кожу кроили и сшивали. «Усмошвец» — распространенное название для сапожника. Письменные памятники выделяют особый тип «усморезных» ножей. Этот тип известен и в археологии: закругленный кривой нож с железной рукоятью (вероятно, обернутой кожей), приспособленный для того, чтобы резать им от себя. Цитированный уже монастырский устав, принятый в Киеве еще в XI в., устанавливает следующие наказании за порчу сапожного инструмента: «О усмошвцы: аще небрежением преломит шило или ино что, им же усмь режуть, да поклонится 30 и 50 или 100». В мастерской новгородского кожевника найдены шилья и большое количество обрезков кожи, заготовок, ремней и т. п. Шили и мягкую обувь, и обувь с твердыми подошвами: подошва, «подъшевь» — это, что подшивают. Хотя обувь дошла в очень небольшом количестве, но это различие сапог (твердой обуви) и чревия (мягкой) можно проследить хотя бы по стремепам, которые долятся на два типа — первый с плоским основанием (для сапог с подошвой) и второй — округлый, для мягкой обуви.

К особым кожевенным работам надо отнести изготовление красного и зеленого сафьяна — хоза, из которого делались богатые сапоги (червленные сапоги, упоминаемые Даниилом Заточником), и изготовление единственного в то время писчего материала — пергамена. Пергамен делался из телячьей или бараньей кожи, специально обработанной и разглаженной. Возможно, что новгородское слово «скра» в значении письменного документа стоит в связи со словом «скора» — шкура, кожа, т. е. пергамен.

Трудно сказать, насколько специализировалось кожевенное дело. Для большинства ремесленников соединение выработки кож с изготовлением изделия из них было обычным, как это мы видели на примере Новгорода. В Новгороде в 1240 г. упоминается убитый в битве на Неве Дрочило Нездылов, сын кожевника. Однако некоторые виды кожевенных работ безусловно выделились из общей массы. Так, например, мы знаем седельников и тульников (делающих тулы — колчаны) в Галицкой земле. Таким же особым видом кожевенного ремесла были, вероятно, производства сафьяна и пергамена. У нас нет данных о скорняках, но состав меховой одежды, обилие мехов на Руси и древняя форма слова «скорняк» могут говорить за то, что скорняжное дело существовало и виде отдельного ремесла.

В Новгороде рядом с избой сапожника было найдено пять маслобойных жомов и мешок с конопляным семенем. Для выжимания масла из семян достаточно двух жомов, соединяющихся брусом и колодой. Пять жомов свидетельствуют о наличии здесь целой маслобойной мастерской, состоящей, по крайней мере, из трех рабочих единиц. Хотя растительное масло и применяется при выделке кож, трудно сказать, насколько маслобойное дело связано с кожевенным. Вероятно, это было самостоятельное маслобойное производство.