История древней Руси

Каменосечное дело

Обработка камня

Обработка камня в русских городах XI—XII вв. занимала видное место среди других ремесл. Возможно, что обработка камня велась уже несколькими различными категориями ремесленников (например, каменотесы, резчики по камню, гранильщики и шлифовальщики и т. п.).

Работы по камню делятся на два раздела: работы, связанные со строительным делом, т. е. обработкой больших блоков и плит; мелкая ювелирная работа над огранкой и отшлифовкой мелких самоцветов.

К первому разделу нужно отнести постройку зданий (дворцы, стены, башни, бани, церкви), выделку каменных гробов, крестов, половых плит, крупные скульптурные произведения и изготовление жерновов. Материалом служил самый различный камень: песчаник, известняк, мрамор, шифер, аспид и т. д.

Древнейшим памятником каменосечного дела является известный Збручский идол X в., найденный в Галичине. Это высокий, четырехгранный столб с рельефными изображениями на гранях. Для обработки его были применены обычные каменотесные инструменты: шпунт (род зубила), скарпель (род долота) и молоток. Наибольшее развитие каменотесное дело получило с конца X в.— времени установления тесных связей с Византией и начала большого строительства.

В Киеве, Овруче, Чернигове для постройки применялся в качестве декоративного строительного материала привозной мрамор и местный овручский шифер. Из него резали орнаментированные плиты для полов, барельефы для украшения стен, гробницы, некоторые детали зданий. Мастерам приходилось иметь дело с большими блоками камня, но они справлялись со своей задачей хорошо. После обработки инструментами камень иногда шлифовали. При изготовлении крупных предметов, вроде саркофагов из шиферных плит, крестов или жерновов, приходилось прибегать к специальной оковке камня железными обручами с ушками для переноски.

Онлайн ТВ и www.yaom.ru по Москве.

Тщательную камнерезную технику можно проследить на известном Тмутараканском камне, где на мраморе врезана вглубь запись о своеобразных «топографических» работах князя Глеба Святославича в 1068 г. В Новгороде и других областях древней Руси, Галиче, Владимире, известны каменные кресты, которые ставились на дорогах, на реках, вмазывались в церковные стены: например, крест, поставленный посадником Иванком Павловичем в верховьях Волги в 1132 г., с тщательно врезанными буквами надписи. Интересен также найденный близ Новгорода на реке Мете каменный крест с надписью: «Мируславу и Лазареви братья и мати Мирослава поставили хрост. Славоне делале». Особенно интересна последняя приписка, обособленная от основного текста и содержащая свидетельство о мастерах. Под «славонами» надо, очевидно, подразумевать жителей Славенского конца в Новгороде, часть которых занималась выделкой каменных изделий. В этой надписи четко разграничены заказчики, «поставившие» крест, и мастера, изготовившие его.

Массивными были и мукомольные жернова для ручного размола зерна в 40—50 см в диаметре и толщиной в 5—8 см. Нижний жернов обычно возвышен к краям, а верхний — вогнут (для более плотного положения на нижнем).

Наивысшего расцвета русское каменосечное дело достигло в Суздальской Руси в XII—XIII вв. при Андрее Боголюбском, Всеволоде «Большое Гнездо» и Святославе Всеволодовиче. Подробнее о каменных рельефах Владимира, Боголюбова и Юрьева будет сказано также во II т., здесь же отметим только некоторые частности, важные для истории ремесла. По поводу строительства князя Всеволода летописец сообщает, что он «не ища мастеров от Немець, но налезе мастеры от клеврет святое богородици и своих» (Лавр, л., 1194); другими словами, здесь речь идет о русских церковных и княжеских ремесленниках, строивших суздальский собор. Подтверждением этому являются открытые раскопками знаки на камнях более ранних построек 60-х годов XII в... Выше уже неоднократно упоминались княжеские знаки как на посуде, так и на строительных материалах (кирпичах). Знаки города Владимира (Золотые ворота) и Боголюбова (каменный киворий на дворе Андреевского замка) совершенно одинаковы. Оба они близки знакам на печатях XII в. и могут быть приписаны князю Андрею Боголюбскому, с именем которого связаны и упомянутые постройки. Таким образом, круг русских ремесленников, тесно связанных с княжескими дворами, расширяется за счет владимирских строителей и каменосечцев, работавших на Андрея Боголюбского.

Владимирцы вообще славились как каменщики-строители. При столкновении городского ополчения Владимира с боярскими войсками старых городов Ростова, Суздаля и Мурома владимирцы терпели такие же насмешки над их происхождением, как и новгородцы-плотники в 1016 г. В 1175 г., когда после смерти Андрея владимирцы посадили у себя Ярополка Ростиславича, они мотивировали это тем, что «не хотяше покоритися Ростовцем и Суждалцем и Муромцем, зане молвяхуть: пожьжем и [г. Владимир] пакы ли посадника в немь посадим—то суть наши холопи каменьници» (Лавр, л., 1175).