История древней Руси

Район деятельности мастерской

Ремесленники Древней Руси

Хотя точной статистики древних кузниц у нас нет, но степень густоты их распространения можно определить, пользуясь косвенными данными. Для некоторых районов, где были произведены сплошные обследования городищ, установлено, что остатки домниц (шлаки, глиняная обмазка, крицы) имеются не на каждом городище; в условиях повсеместного распространения болотной руды и малой производительности домниц трудно допустить, чтобы где-нибудь варили железо на продажу. Более вероятно, что там, где обрабатывали руду, там же ковали и железо,— другими словами, наличие или отсутствие шлака на городище говорит о наличии или отсутствии не только домницы, но и кузницы. Домницы же были далеко не на каждом городище. Отсюда можно сделать вывод, что одна производственная единица (домница и кузница) обслуживала несколько окрестных поселков радиусом от 5 до 15 км.

Учитывая сопряженность кузнечного и литейного дела и работу в одной и той же кузнице иногда одних и тех же людей, необходимо допустить, что на пространстве радиусом в 15 км действовал один миниатюрный металлургический «комбинат», обслуживаемый 1—3 работниками я занимавшийся варкой железа из руды, ковкой железа, литьем меди и серебра и волочением медной проволоки. Таким образом, например, на территории одной земли вятичей могло быть около двухсот кузниц (эта цифра была установлена по среднему району сбыта литых вещей). В среднем одна кузница приходилась на 500— 700 кв. км. Если мы возьмем наиболее обследованный в археологическом отношении район западных кривичей (Минск, Борисов, Бобруйск), то плотность домниц там колеблется в тех же пределах — одна домница на 500—800 кв. км, т. е. радиус действия 12—16 км. Как видим, оба способа подсчета дают,одина-ковые результаты, хорошо характеризующие натуральное хозяйство русской феодальной деревни XI—XIII вв.

Древнерусских кузнецов нужно считать ремесленниками, совершенно порвавшими с земледелием. Для кузнечного ремесла, с его обилием технических трудностей и производственных секретов, есть все основания предполагать и наследственность ремесла, подобную установленной для гончаров по их клеймам.

Особняком среди деревенских ремесел стоит производство шиферных пряслиц. Здесь перед нами специализация целого района в несколько десятков километров на выработке изделий, предназначенных для широкого сбыта. Производством пряслиц занимались в нескольких деревнях. Случайные (без производства специальных изысканий) находки дали уже четыре точно определенных пункта и несколько пунктов с менее точным определением (б. Овручский уезд). По всей вероятности, резьба шифера производилась зимой (летом только заготавливали материал) и являлась подсобным занятием для крестьян, живших по берегам Тетерева и Ужа. Такая специализация целого района на определенном производстве, вытекающая из местных географических условий (в данном случае — выходы шиферных залежей), является вообще характерной для средневековья.

Наиболее интересным в этом вопросе является сбыт изделий. Подобное производство неизбежно предполагает наличие посредников, отсутствующих во всех других деревенских ремеслах. И кузнец и гончар продавали или, точнее, передавали заказчику изготовленную вещь, не выходя из своей мастерской. Продукция же резчиков мелках поделок из камня попадала к далеким покупателям при посредстве специальных купцов.