История древней Руси

Сельское хозяйство в домонгольский период

«Охотничья» и «земледельческая» теория

Сеятель Вопрос о характере хозяйства восточнославянских племен до образования Киевского государства в течение долгого времени являлся предметом разногласий среди историков. Одни утверждали, что племенам, населявшим в древности лесостепные и лесные пространства Восточной Европы, почти не было знакомо земледелие или же что оно имело у этих племен второстепенное экономическое значение. Основой производства в дофеодальную эпоху, по мнению этих историков, являлись охота, рыбная ловля и лесные промыслы. Другие держались противоположной точки зрения и полагали, что восточнославянские племена издавна были знакомы с возделыванием культурных растений и что земледелие задолго до образования Киевского государства заняло главенствующее место в их производстве.

(далее...)

Археологические данные

В настоящее время вопрос о характере хозяйства восточнославянских племен до образования Киевского государства получил почти исчерпывающее освещение. Он перестал быть спорным, и освещенная выше дискуссия имеет сейчас лишь историографический интерес. Археологические раскопки многочисленных городищ и селищ второй половины первого тысячелетия нашей эры, принадлежащих славянским племенам, дали огромный материал для характеристики жизни, быта и хозяйства этих племен в дофеодальный период. Этот материал показал, что ошибочными являлись обе теории, и «охотничья» и «земледельческая», что экономическая жизнь восточнославянских племен была совсем не простой, не элементарной и, наконец, что культура их к моменту образования Киевского государства была далеко не такой низкой, как казалось представителям обеих теорий.

(далее...)

Древность земледелия

Среднее Поднепровье, точнее Правобережная Украина, является областью древнейшего восточноевропейского мотыжного земледелия. По своим природным особенностям это был лесостепной район, занятый суглинистыми, сильно гумусированными почвами, так называемым деградированным черноземом. Почвы такого характера чрезвычайно благоприятны для земледелия. Еще в третьем и в начале второго тысячелетия до нашей эры, в эпоху неолита, здесь обитали многочисленные племена, возделывавшие землю с помощью каменных и костяных мотыг. Из культурных растений им были известны разные виды проса, мягкая и твердая пшеница, ячмень. Эти же племена разводили и домашних животных; у них имелись свиньи, крупный и мелкий рогатый скот, а позднее появилась и домашняя лошадь. Не в меньшей мере были развиты земледелие и скотоводство в Среднем Поднепровье и во втором тысячелетии до нашей эры, в эпоху бронзы. Еще позднее, в середине и во второй половине первого тысячелетия до нашей эры, в этих местах обитали скифы-пахари, многочисленное население, хорошо известное греческим писателям того времени. В отличие от своих предков, племен неолита и эпохи бронзы, скифы-пахари возделывали землю не мотыгами, а с помощью пашенных орудий. Геродотом была записана скифская легенда, рассказывающая о том, что плуг и, ярмо вместе с секирой были получены скифами чудесным образом упали с неба.

(далее...)

Южные племена

В настоящее время проблема генетической связи южной группы восточнославянских племен со скифо-сарматскими племенами Поднепровья еще не получила полного и окончательного разрешения. Поэтому пока точно неизвестно, что и в какой степени славянские племена наследовали у населения скифо-сарматского времени. Но во всяком случае несомненно, что пашенное земледелие и развитое скотоводство издревле были знакомы южной группе восточнославянских племен, которые в середине первого тысячелетия нашей эры были известны под именем антов. Византийский автор конца VI — начала VII в., невидимому крупный военный специалист своего времени, оставивший нам свое сочинение «Стратегикон», отмечает, что славяне имели много скота и произведений земли, особенно проса и пшеницы. Другой византийский автор VI в., Прокопий Кесарийский, сообщает, что своим богам анты приносили в жертву быков и иных животных. При движении на Балканский полуостров славянские племена вели с собой многочисленные стада домашнего скота.

(далее...)

Северные племена

Несколько иной характер имело хозяйство северных восточнославянских племен, обитавших в верховьях Днепра, на Верхней Волге и Верхней Оке. Никаких письменных известий об этих племенах в нашем распоряжении не имеется, так как обитатели севера не были знакомы ни Риму, ни Византии. Известны, однако, многочисленные археологические памятники, исследование которых уже дало богатый материал для характеристики быта, жизни и экономики северных восточнославянских племен до IX—X вв. н. э.

(далее...)

Подсечное земледелие

На основании многочисленных данных, относящихся к более позднему времени, следует полагать, что земледелие северных славянских племен до IX— X вв. имело преимущественно форму подсечного, иначе огневого, земледелия, представляющего собой одну из разновидностей развитого мотыжного земледелия. В некоторых наиболее глухих и окраинных местах крепостнической России — у удмуртов, коми, в Карелии, в Белорусском Полесье — подсечное земледелие вместе с некоторыми другими чертами культуры, восходящими к глубочайшей древности, просуществовало вплоть до начала XIX в. Благодаря этому обстоятельству эта древняя форма земледелия нам хорошо известна.

(далее...)

Скотоводство

Вопреки мнению М. Н. Покровского и ряда его предшественников, полагавших, что население лесных областей не могло заниматься в древности скотоводством, северные восточнославянские племена издревле были скотоводами. При археологических раскопках на городищах постоянно встречаются кости домашнего скота, коров, овец, свиней и лошадей. В некоторых местах стада состояли преимущественно не из крупного рогатого скота, как на юге, а из свиней и лошадей. В пищу шли очень часто молодые особи животных, что указывает на развитие скотоводства, на большое число домашнего скота. На одном из верхневолжских городищ были найдены узда и удила, указывающие, что лошади не только служили в качестве мясного скота, но также и для верховой езды. О большом количестве свиней у славян писал Ибн-Русте: «Разведением свиней занимаются они, равно как другие овцеводством». Под «другими» он подразумевал здесь, несомненно, обитателей юга, у которых овцеводство являлось основным источником мясной пищи.

(далее...)

Охота и рыболовство

У северных восточнославянских племен источником мясной пищи служила и охота, имевшая здесь, несомненно, большее значение, чем на юге. Добычей охотников, судя по археологическим материалам, являлись главным образом такие животные, как лось, благородный и северный олень, косуля, медведь, заяц. Среди костей животных, находимых на городищах и селищах при археологических раскопках, кости диких животных составляют, однако, не больше 15—20%. Это показывает, что охота как источник мясной пищи имела минимум в пять раз меньшее значение, чем скотоводство. Велась охота и на пушных зверей, на бобра, рысь, лисицу и выдру. В нижних слоях городища Старая Ладога, относящихся к VIII—X вв., найдены при раскопках три деревянных лука длиной 0.80—0.85 м. Судя по характеру обработки, эти луки являлись частями самострелов, которые ставились на звериных тропах.

(далее...)

Пашенное земледелие

Ко времени образования Киевского государства в хозяйственной жизни восточнославянских племен произошли заметные изменения. Особенно значительными были они на севере, где в течение VIII—X вв. на смену подсечному земледелию приходит пашенное земледелие. Произошли известные перемены также и в скотоводстве.

(далее...)

Изменения в области скотоводства

Изменения в области скотоводства, протекавшие в это время, заключались в превращении лошади из верхового, а главным образом «мясного» животного — в рабочий скот. При раскопках городищ и селищ середины и второй половины первого тысячелетия нашей эры кости лошади среди кухонных отбросов составляют, как мы видели, обычную находку. Памятники VIII— X столетий позволяют заключить, что лошадь в эту эпоху употреблялась в пищу уже в значительно меньших размерах. При исследовании памятников XII— XIII вв. кости лошади встречаются лишь как исключение. На севере при подсечном земледелии рабочий скот был не нужен, и лошадь являлась преимущественно «мясным» животным. С появлением пашенного земледелия лошадь понадобилась как тягловая сила и утратила свою прежнюю функцию.

(далее...)

Сельское хозяйство XII—XIII вв

При раскопках городища Райки около города Бердичова были обнаружены остатки мастерских кузнецов, наборы их инструментов, горны и, наконец, огромное число изделий, среди которых основное место занимают земледельческие орудия, что дало богатейший материал для характеристики техники сельского хозяйства XII—XIII вв.

(далее...)

Пашенные угодья

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в XI—XIII вв. поля имели совершенно определенные границы и представляли собой, несомненно, систематически вспахиваемые пространства. В грамоте князя Изяслава Мстиславича (1147) граница земли, жертвуемой им Пантелеймонову монастырю, обозначена следующими словами: «а завод той земли от Юрьевской ораницы простыо ввьрх и с прости возле Ушьковскую ораницу по вьрхней стороне. От Юрьевского межьника логом подъле Юрьевскую рель, до подъле Юрьевскую ораницю логомь, да по конец логу промежъ ораницы Юрьевской Ушькова поля.». Очевидно, «Ушьково поле», или «Ушкова ораница», не являлась кратковременно распахиваемым клочком земли. Это было совершенно определенное пространство, распахиваемое из года в год. В Русской Правде упоминаются поля, разграниченные межами: «А иже межу переорет. то за обиду 12 гривен». На межах ставились межевые знаки, возможно, что к ним относится так называемый камень Степана, найденный в Калининской области.

(далее...)

Перелог

Системой земледелия в древней Руси являлась, по-видимому, главным образом переложная, или залежная, система, характерная и для более позднего времени. Вспахиваемая из года в год земля время от времени получала передышку и отдыхала 2—3—4 года. В XIII в. владимирский епископ Серапион, повествуя о татарском нашествии, среди других бедствий отмечает: «села наши лядиною поростоша». Очевидно, в обычное время лядина, т. е. лес, на полях не вырастал. Первые упоминания об удобрении почвы навозом, что следует связать с переходом к трехпольному севообороту, встречаются в документах лишь позднее, начиная с XV в.

(далее...)

Состав культурных растений

О культурных растениях XI—XII вв. известно как из письменных источников, так и из археологических данных. Последние представляют особенно большой интерес, так как находимые при раскопках зерна, обычно обгорелые, дают все же возможность точно определить вид того или иного растения. Например, в верхнем слое Ковшаровского городища (в районе Смоленска), относящемся к XI—XII вв., были найдены два вида ячменя — шестирядный и голый, один вид овса, один вид пшеницы, один вид проса. В Донецком городище (около Харькова) найдены зерна проса, ржи, ячменя, гречихи, пяти сортов льна, мака, овса и двух видов пшеницы — твердой и мягкой. Мы взяли как пример эти два памятника, чтобы показать, что на севере и юге состав культурных растений был в общем одинаков. Письменные источники дают тот же список культурных растений. В Русской Правде упоминаются пшеница, рожь, горох, полба, ячмень и пшено (просо).

(далее...)

Способы уборки

Нам достаточно известны и способы уборки зернового хлеба в древней Руси. Она производилась в X—XIII вв. серпом и косой. Железные серпы являются довольно распространенной находкой в женских могилах этого времени. Это были большие серпы, по форме близкие современным.

(далее...)

Огородные и садовые культуры

Не так давно было высказано мнение, что огородные и садовые культуры на Руси были первоначально неизвестны и появились здесь впервые лишь после принятия христианства из Византии. Об этом как будто бы говорит то, что упоминание о садах и огородах встречается в документах главным образом при описании монастырских или же княжеских хозяйств. При монастырских и княжеских хозяйствах нередко имелись большие огороды и сады, обслуживаемые огородниками. Как и в более позднее время, землю в огородах нередко обрабатывали деревянными лопатами с железными лезвиями, носившими название «рыльца»; такие орудия были найдены при раскопках в Суздале и Киеве, на вратах Суздальского собора с такой лопатой изображен Адам (надпись: «Адам рыльцем землю копая»; рис. 35). С таким же «рыльцем» изображен «делатель» на рисунке в псковской рукописи XII в., «Рыло» или «рыльце» в переводных памятниках, как и «мотыка», соответствует термину «лопата».

(далее...)

Мелкое и крупное хозяйство

При характеристике сельского хозяйства древней Руси нельзя упускать из виду, что оно имело далеко не однородный характер. Наряду с мелким хозяйством смердов, в XI—XIII вв. уже существовали крупные княжеские и монастырские имения, где на земле владельца работали зависимые люди — рабы и не рабы. Технически работы в крупных имениях и мелких, крестьянского типа, хозяйствах велись приблизительно одинаково, так как крупное феодальное имение состояло обычно из небольшой господской запашки и мелких участков, обрабатываемых зависимыми людьми: крупное землевладение сочеталось с мелким хозяйством.

(далее...)

Хозяйство смерда

Конечно, хозяйство древнерусского смерда по масштабу было совсем иным. Укажем хотя бы на то, что масса земледельческого населения была далеко не обеспечена рабочим скотом. Коней забирали для войны, феодальные поборы скотом были также широко распространены. Помимо регулярных поборов, князья получали скот и путем грабежей во время своих многочисленных военных походов. В результате крестьянская масса имела очень мало скота. В 1147 г. посол князя Изяслава, советуя киевлянам перебираться в Чернигов, говорил: «доспевайте от мала и до велика, кто имееть конь, кто ли не имееть коня, а в лодьи». Значит, лошадей имели далеко не все. И недаром древнерусский смерд, лишенный рабочего скота, а часто и орудий труда, должен был превращаться в закупа — идти в зависимость к князю за пользование его скотом или же сельскохозяйственным инвентарем.

(далее...)

Рало и соха

В южных черноземных районах в бедняцких хозяйствах вплоть до Октябрьской революции очень часто встречалась супряга. Два-три хозяйства приобретали вскладчину плуг, которым обрабатывали землю сообща, используя при этом весь имеющийся у них рабочий скот. Возможно, что супряга встречалась и в древней Руси. Но большого распространения она, вероятно, не (имела, так как о ней ни разу не упоминается ни в летописи, ни в других источниках. Вспомним приведенные выше слова князя Владимира Мономаха о смерде, пашущем на одной лошади: речь идет, несомненно, о типичном случае. Очевидно, что при одной лошади нельзя было орать большим и тяжелым плугом. Смерд имел деревянное рало или соху, которые часто он сам и изготовлял. Плуг с железным лемехом являлся принадлежностью преимущественно более богатого хозяйства.

(далее...)

Сельское хозяйство горожан

Занятие сельским хозяйством в изучаемое время далеко не ограничивалось только сельским населением и загородным феодальным хозяйством князя и бояр. Земледелием и скотоводством, а также другими сельскими промыслами занималось в значительной мере и городское население. Так, при княгине Ольге древляне, «затворившиеся» в своих «градах», были под угрозой голода, так как не могли «делать нивы своя и земли своя». Но и позднее, в XI—XII вв., занятие горожан сельским хозяйством является характерной чертой. Так, в суздальском кремле в жилище XII в. найдены железный плужный отрез и серп, при раскопках владимирского детинца найдены коса-горбуша, ручные жернова и прочие предметы сельского хозяйства. Конечно, здесь сельское хозяйство имело лишь вспомогательное, второстепенное значение.

(далее...)

Урожаи и недороды

В нашем распоряжении не имеется никаких данных относительно урожая хлебов в XI—XII вв. Однако чрезвычайно показательными для оценки уровня земледельческого производства являются те постоянные неурожаи, недороды, от которых так страдала древняя Русь. Вследствие низкого уровня земледелия, мало-мальски неблагоприятные климатические условия вели к недороду. Особенно страдал от недородов русский север — Новгородская земля, о чем часто говорят летописи, например: «…на осень [1127 г.] уби мороз вьрыпь всю [хлеб] и озимице; и бысть голод и церес зиму ръжи осминка по полугривне» (I Новг. л.); «Том же лете [1161] стоя все лето ведромь, и пригоре все жито, а на осень уби всю ярь мороз» (I Новг. л.). Такие строки в Новгородской летописи встречаются неоднократно. От неурожаев страдала и Ростово-Суздальская земля, несмотря на то, что в центре ее был расположен черноземный район — Залесское ополье. В 1024 г. «Бе мятежь велик и голод по всей той стране; идоша по Волзе вси людье в Болгары и привезоша жита и тако ожиша» (Лавр, л.). Такой же голод был в Ростово-Суздальской земле и в 1071 г.: «Бывши бо единою скудости в Ростовьстей области», — говорится в Лаврентьевской летописи.

(далее...)

Скотоводство

В IX—X вв. земледельческая техника и состав культурных растений за малым исключением, приобрели, таким образом, характер, свойственный и более позднему времени XI—XIII вв. Нельзя сказать того же о скотоводстве. Все виды домашнего скота были знакомы славянским племенам еще с глубокой древности, и в этом отношении и Киевская Русь не принесла ничего нового. Однако вместе с развитием феодальных отношений и ростом крупного землевладения произошли изменения в распределении скота между различными слоями феодального общества. С одной стороны, перед нами выступают хозяйства обездоленной массы земледельческого населения — смердов, слабо обеспеченные скотом, с другой — княжеские и монастырские хозяйства, владеющие огромными стадами рогатого скота и табунами лошадей, нередко в тысячи голов. В Русской Правде имеются данные, отражающие относительную стоимость разных видов скота. Более всего ценились верховые кони. Плата за коня определена в 2 гривны, а за «коня княжа» — в 3 гривны. Лучшими в ту эпоху считались венгерские скакуны, а также кони, привозимые с Востока. Далее в Русской Правде отмечены рабочий вол (плата за которого в два раза меньше, чем плата за коня), коровы и телята разных возрастов, овцы, свиньи, а из птиц — куры, гуси, утки, лебеди и голуби. В летописи имеется упоминание и о козах. Обитателям Поднепровья были знакомы и верблюды, изредка привозимые с Востока.

(далее...)

Пушная охота

Среди кухонных отбросов, встреченных при раскопках древнерусских городищ и селищ IX—XIII вв., кости домашних животных повсеместно составляют подавляющее большинство. Роль охоты, как источника мясной пищи, упала очень низко; это, однако, вовсе не означает, что охота потеряла в этот период всякое экономическое значение: и в это время в экономике Руси охота занимала очень важное место; она лишь приобрела иной характер, превратись из «мясной» охоты в охоту преимущественно «пушную».

(далее...)

Рыболовство

В экономике сельского хозяйства древней Руси большое значение имела рыбная ловля. Кости рыб и орудия рыболовства — крючки, остроги, грузила и поплавки от сетей — составляют обычную находку при раскопках древних поселений. Изучение остатков рыбы показывает, что тысячу лет назад русские реки были очень богаты разнообразной рыбой. Рыба достигала больших размеров. Нередко при раскопках встречаются кости огромных щук, сомов, лещей, осетров. Ганоидные рыбы — осетр, стерлядь, белорыбица — водились в то время не только в южных, но и в северных реках. Они нередко встречались на Верхней Волге, в верховьях Днепра и в Приильменье.

(далее...)

Бортничество

Остается сказать еще об одном, чрезвычайно распространенном в древней Руси промысле — о пчеловодстве, или, точнее, «бортничестве». Среди других лесных промыслов, играющих заметную роль в древнерусском хозяйстве, оно занимало исключительное место. Судя по многочисленным упоминаниям об этом промысле в летописи и в других письменных источниках, пчеловодство в древней Руси мало походило на современное. Мед и воск добывались тогда преимущественно от лесных пчел. Бортью называлось дерево с дуплом, заселенным пчелами. В соответствии с обычным правом, уходящим в далекое прошлое, лицо, нашедшее борть, могло объявить его своей собственностью. Для этого на борти надо было поставить знак собственности — «знамя». Это право охранялось и Русской Правдой: «а еже борть разнаменуеть, то 12 гривен продажи». Еще первые русские князья получали дань с населения медом. Древляне платили княгине Ольге дань «скорою [мехами] и медом». В 1146 г. в погребах путивльского двора князя Святослава в момент разгрома оказалось 500 берковцев (5000 пудов) меду. В составе надворных построек Боголюбовского замка упоминается княжая «медуша» — специальное помещение для хранения меда. Смоленская уставная грамота 1150 г. говорит об уплате повинности медом. Все это говорит о значительном развитии бортничества. Как и меха, мед и воск являлись важнейшим товаром русской торговли. Князья и монастыри имели и свои собственные борти, или бортные «ухожаи». Наряду с конюхами, огородниками и ловчими при князьях состояли «бортники».

(далее...)