История древней Руси

Пашенные угодья

Сельское хозяйство в домонгольский период

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что в XI—XIII вв. поля имели совершенно определенные границы и представляли собой, несомненно, систематически вспахиваемые пространства. В грамоте князя Изяслава Мстиславича (1147) граница земли, жертвуемой им Пантелеймонову монастырю, обозначена следующими словами: «а завод той земли от Юрьевской ораницы простыо ввьрх и с прости возле Ушьковскую ораницу по вьрхней стороне. От Юрьевского межьника логом подъле Юрьевскую рель, до подъле Юрьевскую ораницю логомь, да по конец логу промежъ ораницы Юрьевской Ушькова поля.». Очевидно, «Ушьково поле», или «Ушкова ораница», не являлась кратковременно распахиваемым клочком земли. Это было совершенно определенное пространство, распахиваемое из года в год. В Русской Правде упоминаются поля, разграниченные межами: «А иже межу переорет. то за обиду 12 гривен». На межах ставились межевые знаки, возможно, что к ним относится так называемый камень Степана, найденный в Калининской области.

Число подобных примеров можно было бы значительно увеличить. Все эти данные, указывающие на наличие устойчивого полевого земледелия, подрывают распространенную в русской историографии точку зрения, рассматривавшую земледельческое население XI—XII вв. как чрезвычайно подвижное, часто меняющее свое местожительство вместе с переменой мест пашни. Если пашня была постоянной, то и население, очевидно, не было подвижным. И это действительно было так. Крестьянское земледельческое население в XI— XII вв. жило не разбросанно, не мелкими деревнями, а, наоборот, сравнительно крупными поселениями. Правда, места земледельческих поселений почти не исследовались археологами, обращавшими до сих пор свое внимание главным образом на города. Но зато подверглись исследованию многочисленные курганные могильники—крестьянские кладбища X—XIII вв. Могильники Киевщины, Черниговщины, Смоленщины, Новгородчины и некоторых других районов, где в XI—XII вв. феодальные отношения были наиболее четко выражены, насчитывают обычно по нескольку сот курганов. Особенно яркий в этом отношении материал дают могильники Поднепровья. Кладбища, исследованные В. Б. Антоновичем в области древлян, состояли иногда из нескольких тысяч курганов. То же самое было констатировано Н. Е. Мелышк-Антонович па Волыни и в ряде других районов Киевщины. Эти могильники, принадлежащие населению XI—XII вв., свидетельствуют о наличии крупных поселений, насчитывающих сотни жителей. Остатки таких поселений известны вблизи могильников. Они исключают всякую мысль о наличии подвижного земледельческого населения.